Автор Тема: Мои размышления над книгой "Хижина"  (Прочитано 9072 раз)

Оффлайн Дмитрий

  • Administrator
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 739
Мои размышления над книгой "Хижина"
« Ответ #15 : Августа 30, 2014, 12:48:00 pm »
Перехожу к анализу 14 главы книги "Хижина".


Глава 14: "Глаголы и прочие вольности"

Ссылка на главу -http://www.loveread.ec/read_book.php?id=4899&p=47

Вот первая цитата из этой главы -

Цитировать
— А буду ли я всегда видеть или слышать тебя, как сейчас, даже если вернусь домой?
Сарайю улыбнулась.
— Макензи, ты всегда можешь со мной говорить, я всегда с тобой, ощущаешь ты мое присутствие или нет.
— Теперь я это знаю, но как я буду тебя слышать?
— Ты научишься слышать мои мысли в своих, Макензи.

"Сарайо" в этой книге представляет Духа Святого. Ну, как вам эта цитата? Ведь правильно мы заметили неоднократно еще в предыдущих главах, что Библия уже не нужна. Бог будет говорить в мыслях человека.

Затем у Мака возникает закономерный вопрос -

Цитировать
— А мне будет понятно? Что, если я приму твой голос за чужой? Что, если я совершу ошибку?

Еще бы! Ведь что угодно нам может придти в голову и очень легко принять какие-либо мысли за либо за духа заблуждения либо за голос Духа Святого. Но, все таки, как же определить - где чей голос? На чем опираться? Что есть мерилом? Это важные вопросы в данном случае. Вот, что отвечает на этот вопрос Мака Сарайо -

Цитировать
— Ну конечно же, ты будешь делать ошибки, все делают ошибки, но ты начнешь лучше узнавать мой голос по мере того, как будут развиваться наши взаимоотношения.

Конечно, развивая отношения с Богом, мы будем все лучше и лучше Его понимать. Но, опять таки, КАК? Исходя из контекста всей этой книги, Библия не является этим мерилом, с помощью которого можно отличать голос Божий от голоса духа заблуждения. Скорее всего, согласно "Хижины", это должно строиться на личных мыслях, чувствах, переживаниях и тому подобное, что в конечном итоге заведет такого человека в заблуждение и погибель.

Далее.

Учитывая, что ранее я уже заметил, что по мнению "Бога" из этой книги, должно быть отсутствие всяких схем - правил и норм поведения - то меня не удивляет уже вот следующая часть диалога между Маков и Сарайо *(привожу эту часть эпизода с некоторыми сокращениями) -

Цитировать
Мак отпустил весло, позволив ему качаться, подчиняясь движению волн.
— Такое впечатление, что жить в подобных взаимоотношениях, ну, то есть верить тебе и разговаривать с тобой, несколько сложнее, чем просто следовать сложившимся правилам.
— А какие это правила, Макензи?
— Ну, все, что сказано в Заповедях, что нам полагается выполнять.
— Ладно… — с сомнением протянула она, — И что же это?
— Ты же знаешь, — ответил он саркастически, — Насчет того, чтобы делать добро и избегать зла, проявлять сострадание к бедным, читать Библию, молиться и ходить в церковь. И все в том же духе.
........
— Макензи! Библия не учит тебя следовать правилам. Это картина Иисуса. Если слова и могут рассказать тебе, какой из себя Бог и даже чего он от тебя хочет, сам ты не можешь сделать ничего подобного. Жизнь и пребывание заключены в нем, и ни в ком другом. Боже мой, ты же не думаешь, будто можешь жить в божественной праведности сам по себе?

Итак, как видите, Библия не учит - делать добро и избегать зла, проявлять сострадание к бедным, читать Библию, молиться и ходить в церковь. И все в том же духе

И не только этим правилам, но и вообще любым правилам она не учит! Думаю, что любому читающему или читавшему Библию, не стоит доказывать обратное. Просто заметьте для себя этот эпизод диалога.

Далее.

Читаем диалог дальше и вот, что написано там -

Цитировать
— Ну, я думал об этом в некотором роде… — проговорил он робко. — Но ты должна признать, что правила и принципы проще, чем взаимоотношения.
— Это верно, взаимоотношения куда запутаннее, чем правила, однако правила никогда не дадут тебе ответов на сокровенные вопросы души, и они никогда не станут тебя любить.

Ага, вот оказывается для чего нужны ТАКИЕ "взаимоотношения"! Оказывается, что это нужно для -
1. получения ответов на сокровенные вопросы души
2. эти правила любить не будут.

Что касается последнего, то сразу можно сказать, что, конечно, сама Библия - это всего лишь книга, хотя и Божественная, Слово Божье. Сама по себе она никого не любит. Любит Бог, Автор этой книги. Поэтому, тут ожидать от Нее любви, не стоит.
А вот что касается первого пункта, то это очередная ересь! Конечно, у каждого человека есть "сокровенные вопросы души". Но, кто сказал, что -
1. ....Библия не дает ответов на эти вопросы?
2. ...Бог даст ответы на все вопросы души?
Например, у праведного Иова, было много вопросов к Богу из-за случившегося с Иовом. Но, дал ли ему Бог ответ хоть на один из его вопросов? Нет! Все, что Бог сказал ему (и то, не прямо, а косвенно!), чтобы он просто доверился Богу, положившись на Его всеведение и всемогущество. И таких примеров можно много привести из Библии. Но, заблудшим и "мелкодуховным" людям (т.е. "младенцам" или вообще плотским), этого не надо. Им подавай Бога в собственной персоне и пусть отвечает на их "сокровенные вопросы души".
Я не исключаю, что Бог иной раз может и так проговорить с человеком. Но, делать из этого правило - заблуждение. Правилом это станет, видимо, лишь  в вечности, а не в этом грешном мире.

Далее.

Цитировать
Опустив руку в озеро, он играл водой, наблюдая узоры, получавшиеся от движения пальцев.
— Теперь я понимаю, как мало ответов есть у меня… на что-либо. Знаешь, вы меня перевернули с ног на голову или вывернули наизнанку, что-то в этом роде.

Бедалашный Мак... Влип же ты, по полной....
И как же его "утешает" Сарайо, дух заблуждения?

Цитировать
— Макензи, религия существует для того, чтобы давать правильные ответы, и некоторые из ее ответов действительно правильные. Но я здесь для того, чтобы вовлекать тебя в процесс, приводящий к живому ответу, и стоит тебе до него добраться, как он изменит тебя изнутри. Существует множество умных людей, которые в состоянии высказать множество верных утверждений, поскольку им вбили в голову, что это правильные ответы, но при этом они вовсе не знают меня. Так как же на самом деле их ответы могут быть правильными, даже если они правы? Надеюсь, ты понимаешь, откуда ветер дует? — Она улыбнулась собственной шутке. — Даже если они и правы, они все равно ошибаются.

Интересно, если религии существуют для того, чтобы дать правильные ответы и ответы ее ошибочны даже если и правильные (не чуете тут парадокса???), то для чего же тогда существует Библия и Церковь? Они тоже дают хоть и правильные, но все же ошибочные ответы??? Парадокс, просто!

Далее.

Далее Мак не унимается и снова задает похожий вопрос "Духу Святому" -

Цитировать
— Так как же, увижу я тебя снова? — спросил он.

Заметьте, на этот раз не услышу, а увижу! И вот, что на это отвечает Сарайо -

Цитировать
— Разумеется. Ты можешь увидеть меня в произведении искусства, в музыке, в молчании, в людях, в Творении, в собственной радости и огорчении. Моя способность к общению безгранична, живая, меняющаяся, и она всегда будет настроена на добро и любовь Папы. И ты увидишь и услышишь меня в Библии совсем иначе. Только не ищи правил и принципов, ищи взаимоотношений, это единственный путь, ведущий к нам.

Заметили? В музыке, в искусстве, в людях и т.д., но ни слова о Писании! Даже более того, тут по-видимому Писание даже отвергается. На это указывают последнее предложение приведенной цитаты - Только не ищи правил и принципов, ищи взаимоотношений, это единственный путь, ведущий к нам.
Но, дело в том, что как раз таки на этих библейских принципах и правилах и строятся взаимоотношения с Богом!

Далее.

Цитировать
Внезапно Сарайю исчезла. Хотя он знал, что на самом деле она не исчезала.
— Прошу тебя, помоги мне жить в правде, — произнес он вслух.
«Может быть, это сойдет за молитву», — подумал он.

Беда та горе.... Запутали человека так, что он даже уже и не знает - молится ли он или нет?

Дальше очередной спектакль в этой книге -

Цитировать
Когда Мак вошел в хижину, Иисус и Сарайю уже сидели за столом. Папа, как обычно, хлопотала, внося тарелки с изумительно пахнущими кушаньями, и снова Мак узнал лишь немногие из блюд, да и на те пришлось взглянуть второй раз, чтобы убедиться, что они в самом деле ему знакомы. Овощи подозрительным образом отсутствовали. Он направился в ванную, чтобы привести себя в порядок, а когда вернулся, остальные трое уже приступили к еде. Мак подвинул четвертый стул и сел.
— Но на самом деле вам же не нужно есть, правда? — спросил он, наливая себе в тарелку нечто похожее на жидкий суп из морепродуктов, с кальмаром, рыбой и прочими, не поддающимися идентификации деликатесами.
— Нам не нужно делать вообще ничего, — с некоторым нажимом ответила Папа.
— Тогда зачем же вы едите? — поинтересовался Мак.
— Чтобы побыть с тобой, милый. Ты должен есть, так разве найдется лучший повод, чтобы провести время вместе?
— Кроме того, все мы любим готовить, — прибавил Иисус. — И я люблю еду, очень даже люблю. Ничто не приведет в такой экстаз твои вкусовые сосочки, как шаомай, угали или кори-бананье. А потом еще кусочек сливочного пудинга или тирамису с горячим чаем. Объеденье!
— Нет ничего лучше.

Зачем весь этот спектакль, если Богу не нужно есть?

Оффлайн Дмитрий

  • Administrator
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 739
Мои размышления над книгой "Хижина"
« Ответ #16 : Августа 30, 2014, 12:48:56 pm »
Продолжение главы 14.

Мда.... Дочитал главу до конца и понял, что там очередной бред и ересь. Скопирую сюда тот остаток этой главы, который прочитал, а вы уже делайте выводы сами. Я этот бред даже комментировать не хочу. Просто обратите внимание на этот очередной бред книги "Хижина". Вот выдержка -

Цитировать
Когда все отсмеялись, Мак продолжил:
— Вы знаете, насколько я благодарен вам, однако за эти выходные вы отправили на помойку почти все, что я знал. Что мне делать, когда вернусь домой? Чего вы ждете от меня теперь?
Иисус с Папой повернулись к Сарайю, которая подносила ко рту вилку с наколотым на нее куском. Она медленно положила вилку на тарелку и ответила на смущенный взгляд Мака.
— Мак, — начала она, — ты должен простить этих двоих. Люди имеют тенденцию изменять язык, подгоняя его под нужды своей независимой жизни и необходимости действовать. Поэтому, когда я слышу речь, искаженную людьми в угоду правилам, ставшим важнее жизни с нами, мне трудно промолчать.
— Как и должно быть, — прибавила Папа.
— Но что же именно я сказал? — спросил Мак, преисполненный любопытства.

— Мак, доведи дело до конца. Мы можем говорить, пока ты жуешь.
Мак понял, что он и сам застыл с вилкой, не донесенной до рта. Он с благодарностью сунул в рот кусок, а Сарайю начала объяснять. Говоря, она словно парила над стулом и переливалась бесчисленными оттенками и полутонами, и вся комната наполнилась слабым дуновением ароматов, от которых кружилась голова.
— Позволь мне ответить, начав с вопроса. Зачем, как ты думаешь, мы пришли с Десятью Заповедями?
И снова Мак замер с не донесенной до рта вилкой, но все-таки сунул в рот то, что на ней было, размышляя, как лучше ответить Сарайю.
— Полагаю, по крайней мере, так меня учили, что это набор правил, которым, как вы ожидаете, люди станут подчиняться, чтобы жить праведной жизнью и заслужить ваше милосердие.
— Если бы это было так! Но это не так, — продолжала Сарайю. — А сколько в таком случае людей сумело бы жить достаточно праведно, чтобы заслужить наше милосердие?
— Не слишком много, если эти люди похожи на меня, — сказал Мак.
— На самом деле получилось лишь у одного, у Иисуса. Он не только подчинялся букве закона, но еще и полностью реализовал его дух. Но пойми вот что, Макензи: чтобы сделать это, ему пришлось целиком и полностью положиться на меня.
— Но тогда зачем же вы пришли с Заповедями? — спросил Мак.
— Мы хотели, чтобы вы перестали стараться быть праведными сами по себе. Это было зеркало, показывающее, насколько грязно ваше лицо, когда вы ведете свою независимую жизнь.
— Но я уверен, вы знаете, что многие, — ответил Мак, — считают, что ведут праведную жизнь, следуя этим самым положениям.
— Разве можно вымыть лицо с помощью зеркала, которое показывает тебе, как ты грязен? Нет никакого милосердия и прощения в правилах, даже за одну-единственную ошибочку. Вот почему Иисус совершил свой подвиг для вас, и никакие правила уже не имеют над вами власти. И тот Закон, который некогда содержал невозможные требовании, начинающиеся с «Не…», на самом деле превратился в обещание, которое мы исполнили в вас.
Она теперь пульсировала, все в ней вздымалось и двигалось.
— Но не забывай, что если ты проживаешь свою жизнь сам по себе, независимо, это пустое обещание. Иисус лишил силы требования закона, он больше не может обвинять или приказывать. Иисус одновременно является обещанием и его исполнением.
— Ты утверждаешь, что мне нет нужды следовать правилам? — Мак перестал жевать и полностью сосредоточился на разговоре.
— Именно. В Иисусе вы уже неподвластны этому закону. Все является законным.

— Ты же не всерьез! Снова ты сбиваешь меня с толку, — простонал Мак.
— Дитя, — вмешалась Папа, — ты пока еще ничего не услышал.
— Макензи, — продолжала Сарайю, — те, кто боится свободы, и есть те, кто не может поверить, что мы живем в них. Попытки придерживаться закона на деле являются просто декларацией независимости, способом сохранить власть.
— Значит, мы так любим закон потому, что он дает нам власть? — спросил Мак.
— Все гораздо хуже, — ответила Сарайю. — Он гарантированно дарует вам возможность судить других и ощущать свое превосходство над ними. Вы верите, что живете по более высоким стандартам, чем те, кого вы судите. Насаждать силой правила, в особенности в наиболее тонких сферах, таких как ответственность или упование, это тщетная попытка создать уверенность из неопределенности. А что бы ты там себе ни думал, я просто обожаю неопределенность. Правила не могут дать свободу, они лишь обладают властью обвинять.
— Ого! Ты говоришь мне, что ответственность и упование — это просто иные виды правил, которым мы больше не подчиняемся? Я правильно тебя услышал?
— Н-да, — снова вмешалась Папа. — Мы добрались до сути, Сарайю, он полностью в твоем распоряжении!
Мак не обратил внимания на слова Папы, он целиком сосредоточился на Сарайю, что было непростым делом.
Сарайю улыбнулась Папе, потом снова обернулась к Маку. Она проговорила медленно и размеренно:
— Макензи, я всегда ставлю глагол выше существительного.
Она замолчала и подождала. Мак не догадывался о том, что он должен вынести из ее таинственного утверждения, поэтому сказал:
— То есть?
— Я, — она раскинула руки, включая в понятие себя, Иисуса и Папу, — я есть глагол. Я тот, кто я есть. Я стану тем, кем стану. Я есть глагол! Я живое, динамичное, вечно активное и движущееся. Я есть глагол бытия.
Мак продолжал смотреть на нее озадаченно. Он понял произнесенные ею слова, но они пока еще не вошли в его сознание.

Мак продолжал смотреть на нее озадаченно. Он понял произнесенные ею слова, но они пока еще не вошли в его сознание.
— И поскольку сама моя суть — это глагол, — продолжала она, — я более созвучна глаголам, чем существительным. Глаголам, таким как исповедоваться, раскаиваться, отзываться, расти, созревать, изменяться, сеять, бежать, танцевать, петь и так далее, и так далее. Люди же, напротив, тяготеют к тому, чтобы взять глагол, живой и полный милости, и обратить его в мертвое существительное или же принцип, от которого разит правилами, в то, что растет, живет, умирает. Существительные живут, потому что есть созданная вселенная и физическая реальность, но если вселенная всего лишь масса имен существительных, она мертва. Если не «Я есть», то нет никаких глаголов, а именно глаголы делают вселенную живой.
— Но, — Мак все еще силился понять, хотя какой-то свет вроде бы забрезжил в сознании, — но что именно это означает, если точно?
Сарайю, кажется, не смутило его непонимание.
— Для того чтобы что-то двигалось от смерти к жизни, ты должен соединить нечто живущее и нечто движущееся. Двигаться от всего-навсего существительного к чему-то динамичному и непредсказуемому, чему-то живущему в настоящем времени, означает двигаться от закона к милосердию. Позволь, я приведу тебе пару примеров.
— Да, пожалуйста, — с жаром ответил Мак. — Я весь внимание.
Иисус фыркнул, и Мак сердито взглянул на него. Едва заметная улыбка осветила лицо Сарайю.
— В таком случае давай будем использовать два слова: ответственность и упование. Прежде чем вашими словами стали имена существительные, они сначала были моими словами, существительными с движением и опытом, заключенными внутри их, со способностью давать ответ и надеяться. Мои слова живые и динамичные, полные жизни и возможности, ваши — мертвые, полные законов, страхов и суждений. Вот почему вы не найдете слова «обязанности» в Писании.
— О господи. — Мак сморщился, начиная понимать, к чему все клонится. — Но вроде мы очень даже часто его используем.
— Религия должна использовать закон, чтобы усиливать свои позиции и управлять людьми, которые необходимы ей, чтобы выживать. Я даю вам возможность отвечать, и ваш ответ должен быть свободен от принуждения, чтобы любить и служить в любой ситуации, делая таким образом каждый миг не похожим на другие, уникальным и чудесным.

Итак, вывод из этих бредней один - взаимоотношения с Богом подразумевают отсутствие ВСЯКИХ правил и норм поведения. Это напомнило мне следующие слова Писания -

Цитировать
Ибо вкрались некоторые люди, издревле предназначенные к сему осуждению, нечестивые, обращающие благодать Бога нашего в [повод к] распутству и отвергающиеся единого Владыки Бога и Господа нашего Иисуса Христа.
(Иуд.1:4)

Точно о таких людях, как авторы "Хижины", говорил Иуда!

На этом, самая бредовая глава из всех прочитанных мною в этой книге, заканчивается. Далее продолжу с 15 главы.

Оффлайн Дмитрий

  • Administrator
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 739
Мои размышления над книгой "Хижина"
« Ответ #17 : Августа 30, 2014, 12:53:38 pm »
Глава 15: "Празднование друзей"

Ссылка на главу - http://www.loveread.ec/read_book.php?id=4899&p=51

Цитировать
— Мне нравится! — воскликнул Мак. — Но если не считать того человека, — он махнул в сторону источника взволнованных сполохов в кольце взрослых, — то как остальным удается сохранять такое спокойствие? Разве они не знакомы друге другом? Мне кажется, краски должны вспыхивать повсюду.
— Они прекрасно знают друг друга, большинство из них, но они здесь для того, чтобы отпраздновать нечто, не касающееся их взаимоотношений друге другом, во всяком случае, напрямую, — пояснила Сарайю. — Они ждут.
— А чего? — спросил Мак.
— Скоро увидишь, — ответила Сарайю.
— В таком случае почему этот человек, — внимание Мака снова было привлечено к возмутителю спокойствия, — сдерживается с таким трудом и почему, как мне кажется, он сосредоточен на нас?
— Макензи, — мягко ответила Сарайю, — он сосредоточен не на нас, он сосредоточен на тебе.
— Что? — Мак был изумлен.
— Человек, который с таким трудом сдерживает переживания, твой отец.
Волна гнева и тоски захлестнула Мака, и, словно это был знак, облако красок от его отца перенеслось через луг. Его окатывало рубиновым и карминным, багровым и фиолетовым, свет и краски плясали вокруг, обнимая. И каким-то образом в вихре этого урагана он оказался бегущим по лугу к отцу, бегущим к источнику красок и переживаний. Он был маленьким мальчиком, ищущим своего папу, и впервые в жизни он не боялся. Он бежал, не заботясь ни о чем, кроме объекта в своей душе, и он его нашел. Отец стоял на коленях, омываемый светом, слезы каплями драгоценных камней скатывались по рукам, которыми он закрывал лицо.
— Папа! — закричал Мак и бросился к человеку, который не смел поднять глаза на сына. В реве ветра и огня он обеими руками обхватил голову отца, вынуждая того взглянуть ему в лицо, чтобы можно было произнести слова, которые Мак всегда хотел ему сказать:
— Папа, прости меня! Папа, я тебя люблю!
Свет этих слов как будто прогнал черноту из красок отца, обращая их в кроваво-красные. Два человека, рыдая, произносили слова признания и прощения, и любовь, превосходящая каждого из них, исцеляла их.
Наконец они могли стоять рядом, и отец обнимал сына так, как никогда не обнимал до сих пор. И только теперь Мак уловил звуки песни, которая словно пронизывала это священное место, где он был рядом с отцом. Обнимая друг друга, они слушали, не в силах говорить из-за слез, песнь примирения, от которой делалось светлее ночное небо. Фонтаны сверкающих красок забили в круге детей, и самыми яркими были краски тех, кто страдал больше других. А затем искры начали передаваться от одного к другому по ветру, пока весь луг не оказался затопленным светом и песней.

Поясню, что заставило обратить мое внимание на этот эпизод. Сразу нужно сказать, что, как видно по контексту этой книги, отец Мака уже был давно умершим. Тут происходит встреча живого с мертвым..... Кроме того, По контексту этой же книги, у Мака были не добрые отношения с своим отцом. Он ушел из-за этого из дому и до конца жизни отца, так и не вернулся к нему и не примирился с ним. Мак был сильно обижен на отца и даже ненавидел его. Так вот, этот эпизод, видимо, пытается внушить человеку идеи язычества и психологии. Какие? Думаю, не трудно догадаться, как мне кажется. Далее.

Дальше меня заинтересовала вот эта цитата -

Цитировать
Он шел по дороге, ведущей в центр круга, в центр всего Творения, человек, который был Богом, Бог, который был человеком.

Эти слова сказаны об "Иисусе" из книги "Хижина". Дело в том, что с библейской и богословской точки зрения, это безграмотная богословская ошибка. Конечно, можно вспомнить тут слова кажись Василия Великого, который сказал - "Бог стал человеком, чтобы человек стал Богом", но, зная контекст книги "Хижина" и контекст слов Василия Великого, все таки понимаешь, что это далеко не об одном и том же. "Хижина" обожествляет человека, человеческую природу Христа, тогда как Василий не об этом говорил. Поэтому, с библейской и богословской течек зрения, тут допущена ошибка.

По сути, на этом эпизоде 15 глава и заканчивается, т.е. на посмертном примирении живого и мертвого. Далее будет 16 глава.

Оффлайн Дмитрий

  • Administrator
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 739
Мои размышления над книгой "Хижина"
« Ответ #18 : Августа 30, 2014, 01:01:07 pm »
Глава 16: "Утро скорби"

Ссылка на главу - http://www.loveread.ec/read_book.php?id=4899&p=54

Цитировать
Мак понял, о чем идет речь, и, отвернувшись от Папы, уставился в землю, словно пытаясь просверлить взглядом дыру в земле у себя под ногами.
Папа заговорил мягко и ободряюще:
— Сын, я не собираюсь тебя стыдить, унижать, обвинять или порицать. Ведь от этого не возникнет ни единого грана целостности или праведности, а именно ради них Иисуса на кресте унижали, обвиняли и порицали.

Конечно, унижать не нужно. Но, Дух Святой пришел в мир, чтобы ОБЛИЧИТЬ мир! Также верно и то, что когда верующий во Христа согрешает, то также нуждается в обличении. Вспомните, например, чем полезно Богодухновенное Писание - см. 2Тим. 3:16. Без этого ни состояние праведности нашей от Христа ни путь праведности просто невозможны.

Цитировать
Он помолчал, дожидаясь, когда мысль дойдет и смоет с Мака смущение, и продолжил:
— Сегодня мы стоим на пути исцеления, завершая эту часть твоего путешествия, не только для тебя, но и для остальных. Сегодня мы кинем в озеро большой камень, и ты даже не представляешь, как далеко разойдутся круги. Ты ведь уже знаешь, чего я хочу, правда?
— Боюсь, что знаю, — пробормотал Мак, чувствуя, как эмоции заполняют его.
— Сынок, тебе надо сказать, назвать это вслух.
Теперь ничто не сдерживало Мака, и горячие слезы катились по его лицу, и, рыдая, он начал свое признание:
— Папа, я никогда не смогу простить сукина сына, который убил мою Мисси. Если бы сегодня он был здесь, не знаю, чтобы я с ним сделал. Я понимаю, что это неправильно, но я хочу, чтобы ему было больно, так же больно, как больно мне… если я не могу добиться справедливости, я все равно жажду мести.
Папа позволил потоку чувств выплеснуться из Мака.
— Мак, для тебя простить этого человека означает отпустить его ко мне и позволить мне спасти его.
— Спасти его? — И снова Мак ощутил пламя гнева и боли. — Я не хочу, чтобы ты его спасал! Я хочу, чтобы ты сделал ему больно, наказал его, отправил в ад… — Голос его сорвался.

Но, разве спасение грешника зависит от того, чтобы кто-то другой простил его? Я такого не припоминаю в Писании. Савл убил многих людей, причинил зла многим детям, убивая их родителей, и родителям - убивая их детей, и т.д. и т.п. Но, Бог спас этого грешного человека, независимо от того, простили ли его кто-либо или нет. Даже более того, после его спасения, некоторое время люди еще думали, что он по прежнему все тот же гонитель и убийца христиан. Так что, уже этого примера достаточно, чтобы понять, что автор "Хижины" внушает не библейские идеи прощения и спасения грешников.

Далее.

Цитировать
— Простить не значит забыть, Мак. Это значит перестать душить другого человека.
— Но мне казалось, ты забыл наши грехи?
— Мак, я Бог. Я ничего не забываю. Я знаю все. Поэтому забыть для меня означает сознательно себя ограничить. Сын мой, — голос Папы сделался совершенно спокойным, и Мак взглянул прямо в его глубокие карие глаза, — благодаря Иисусу больше нет закона, требующего, чтобы я держал в голове все ваши грехи. Они исчезают, когда речь заходит о тебе и обо мне, они никак не влияют на наши с тобой взаимоотношения.

Конечно, если говорить о грехах совершенных в прошлом, в которых мы расскаялись и покаялись в них перед Богом, то они уже никак не влияют на наши отношения с Богом. Бог нам простил в таком случае наши грехи и "забросил их за своей хребет". Но, если говорить о грехах, которые мы совершили сейчас и не раскаиваемся в них зная об этом, то вот они как раз и влияют на наши отношения с Богом.

Цитировать
— Он тоже мой сын. Я хочу его спасти.
— И что потом? Я прощаю его и все у нас прекрасно? И мы становимся приятелями? — Мак говорил негромко, но с сарказмом.
— У тебя нет никаких взаимоотношений с этим человеком, во всяком случае, пока что. Прощение не означает начало взаимоотношений. Через Иисуса я простил всем людям все их прегрешения против меня, но лишь немногие выбрали взаимоотношения со мной. Макензи, разве ты не понимаешь, что прощение — это невероятная сила, сила, которую ты разделяешь с нами, сила, которую Иисус даровал всем, в ком он живет, чтобы стало возможным воссоединение? Когда Иисус простил тех, кто прибивал его к креслу, они перестали быть в долгу перед ним и передо мной. В своих взаимоотношениях с теми людьми я никогда не вспомню, что они сделали, не стану стыдить их, не стану обвинять.

Понятно теперь, почему в вышеприведенной цитате говориться, что Бог никого не собирается обличать в грехе. Ведь всем людям уже даровано прощение через Христа. Поэтому, зачем еще обвинять? В этом просто нет уже необходимости.

Далее.

Цитировать
Сидя с закрытыми глазами, раскачиваясь взад и вперед, он умолял:
— Помоги мне, Папа! Помоги! Что мне делать? Как я могу его простить?
— Скажи ему.
Мак поднял голову, почти ожидая увидеть, что человек, которого он ни разу не встречал, стоит перед ним, но никого рядом не оказалось.
— Как, Папа?
— Просто скажи это вслух. В том, что утверждают мои дети, есть сила.
Мак зашептал себе под нос, сначала вполсилы и запинаясь, но затем со все нарастающей уверенностью:
— Я прощаю тебя. Я прощаю тебя. Я прощаю тебя.
Папа притянул его к себе.
— Макензи, ты такое счастье!

А вот, похоже, еще один из приемчиков психологии.

Глава заканчивается на том, как "папа" помогла Маку найти тело его погибшей дочери.

Вообще идея этой главы понятна и в какой-то мере правильна. Но, методы предложенные, похоже черпаются из области психологии, а не из Библии. Ну так естественно, если людям Библия не нужна, т.к. у них есть "личный разговор с Богом", то зачем им Библия? Отсюда все и вытекает.

p.s. Кому интересно узнать больше о психологии с истинно христианской точки зрения, рекомендую книгу Джона МакАртура - НАША ДОСТАТОЧНОСТЬ ВО ХРИСТЕ.
« Последнее редактирование: Августа 30, 2014, 01:45:09 pm от Дмитрий »

Оффлайн Дмитрий

  • Administrator
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 739
Мои размышления над книгой "Хижина"
« Ответ #19 : Августа 30, 2014, 02:00:51 pm »
Глава 17: "Выбор сердца"

Ссылка на главу - http://www.loveread.ec/read_book.php?id=4899&p=57

Эта глава повествует о том, как главный герой возвращается в реальную жизнь и попадает в аварию. Ничего такого не заметил в этой главе.


Перехожу к последней главе книги.


Глава 18: "Круги на воде"

Ссылка на главу - http://www.loveread.ec/read_book.php?id=4899&p=59

Последняя глава заканчивается выздоровлением главного героя после аварии и тем, как были найдены тела и его погибшей дочери и тела остальных погибших детей от рук серийного убийцы детей.
Теперь переходим к Послесловию и к Заключению в этой книге.


ПОСЛЕСЛОВИЕ книги "Хижина"

Ссылка - http://www.loveread.ec/read_book.php?id=4899&p=61

Цитировать
Ну вот, теперь вы все знаете, во всяком случае, знаете ту историю, которая была рассказана мне. Я уверен, кое-кто из вас спросит, действительно ли все было так, как запомнил Макензи, или же от травмы и наркотических веществ у него просто помутилось в голове. Что касается Мака, он продолжает настаивать, что все чистая правда. Перемены в его жизни, говорит он, служат достаточным тому подтверждением. Великая Скорбь ушла, и он проживает почти каждый день с глубоким ощущением радости.
Наверное, стоит сказать несколько слов о том, как произошедшее повлияло на меня самого. Как я уже писал в предисловии, история Мака меня изменила. Едва ли остался хоть один аспект моей жизни, в особенности касающийся взаимоотношений с людьми, который не был бы глубоко затронут. Считаю ли я поведанное Маком правдой? Я хочу, чтобы все это оказалось правдой. Наверное, даже если в каком-то смысле эта история и не является правдой, она все равно правдива, ведь вы понимаете, что я имею в виду?

Очередной раз автор книги выражает сомнения в правдивости этой истории. Только честно говоря, лично я не понимаю его последнего вопроса. Может кто растолкует мне, что он имеет ввиду? Как это можно понять, что если это неправда, то все равно это правда? О чем речь?

Цитировать
Если вам выпадет шанс пообщаться с Маком, вы скоро поймете, что он надеется на новую революцию, на сей раз революцию любви и добра, которая в истинном свете покажет нам Иисуса и все, что он сделал для нас и продолжает делать в каждом, кто жаждет воссоединения и места, которое сможет назвать домом. Это не та революция, которая перевернет все с ног на голову, а если и перевернет, то сделает это так, как нам и не снилось. Действовать будут повседневные тихие силы умирания и служения, любви и смеха, простой нежности и невидимой доброты, потому что «если хоть что-нибудь важно, то важно все». И в один прекрасный день, когда это откроется, каждый из нас опустится на колени и признает властью Сарайю, что Иисус — Царь всего Творения, осиянный славой Папы.

Мне кажется, что нам нужно остерегаться таких революционеров и революций.

Все, на этом книга и мой ее анализ закончен! Теперь остается подвести итоги и сделать выводы.